Рокбелл

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Рокбелл » Архив анкет » The Last Thing You Never See


The Last Thing You Never See

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, фамилия, прозвище
Вернон Картер

2. Нация, пол и возраст
Капелианин
мужской
57 лет

3. Род занятий
Охотник за наградами. Руководитель небольшой частной компании. Рейнджер-ветеран.  Доверенное лицо пэра Корнуолла по особым поручениям.

4. Гражданство
Либерия

5. Внешность
Высокий, стройный и красивый франт с точеным лицом, обрамленным вьющимися прядями длинных шелковистых волос; с рельефными мускулами, заставляющими женщин падать в обморок от вожделения, а мужчин – от зависти, всем своим видом внушающий доверие и ужас в зависимости от личности и принадлежности смотрящего…
Все это – не про него.
Рост мистера Картера весьма средний, не дотягивающий и  до шести футов, а крепкое и выносливое телосложение подходит скорее для марафонца, чем для атлета.
Нельзя назвать его и особенно красивым: внимания этот зеленоглазый шатен уделяет своей внешности не более, чем необходимо и предпочитает одежду скорее функциональную и удобную, чем соответствующую мировой моде. Его руки загрубели от долгой работы, а кожа несет слишком много едва заметных шрамов – казалось бы, мелочь, но для капелианина с почти сверхъестественной регенерацией эти следы значат очень многое, как бы намекая на совсем не мирное прошлое. Обветренное лицо,  чаще всего  обрамленное короткой не сильно оригинальной прической и практически постоянной несколькодневной щетиной, к тому же в своей мимике часто ограниченной лишь спокойствием либо многозначительно-хитрой гримасой, и вовсе посчитают привлекательным, пожалуй, разве что либерианки.

Его облик не вызвал бы никаких вопросов и казался бы вполне естественным – в родной стихии, посреди Страны Свободы – но в более консервативном обществе подобного рода люди еще долго будут несколько выделяться из толпы.

6. Характер

Существует мнение, представляющее либерийцев безумными нигилистами, склонными к сумасбродным поступкам. Если оно и правдиво – то Вернон совсем не похож на типичного представителя своего народа. Точнее, не похож с первого взгляда, основанного на поверхностной оценки жителей Страны Свободы более консервативно настроенными наблюдателями.
В первую очередь мистер Картер... терпелив. Терпелив и спокоен. И абсолютно не склонен к эмоциональным вспышкам. Кажется, даже ярость, хотя бы однажды охватывающая любого бойца в ходе сражения – а их ему довелось повидать не так уж и мало – в исполнении Вернона имеет какой-то особенный, почти ледяной характер. Пожалуй, эта черта характера во многом определила его судьбу – как в армии, так и после: метких стрелков много, но не все из них способны стать настоящими снайперами.
Не становится другим он и в мирной, обыденной жизни. Годы войны остались в прошлом, но и в миру, среди шумного общества Вернон  держится твердо и вежливо, как истинный снайпер, не выдавая мотивов – и своих, и особенно тех, на кого работает. Действуя в чуждой среде, он может привлекать внимание разве что внешним видом и неполным соответствием стереотипам о своем народе: либериец, не горящий желанием публично лапать баб и оскорблять чувства верующих? Это что-то странное. Не совсем то, что привычно ожидать.
Что же касается самой личности... так ли это важно? Работа Картера состоит в том, чтобы представлять чужие интересы, так что собственное мнение чаще всего оставалось при себе, и до сегодняшнего дня ни единожды не влияло на выполнение работы. «Ничего личного, только бизнес» – можно сказать, в этой поговорке заложено все его жизненное кредо, и этим все будет сказано.
Тем не менее, иногда случаются обстоятельства, при которых безликий исполнитель сбрасывает маску и открывает собственное лицо. И в этот миг Вернона очень трудно назвать добрым человеком – да и сам он таковым себя никак не считает. У него вообще весьма специфические представления о добре и зле: их роль скорее исполняют свобода и ее отсутствие. Причем свобода скорее даже не фактическая, а потенциальная, с равенством возможностей в качестве недостижимого идеала. По его мнению, право сильного управлять слабым обоснованно возможностью слабого обрести силу, те же, кто не смог или не захотел этого сделать, сами согласны со своим положением... тогда как право сильного ограничивать развитие слабого – наоборот, является не правом, а беспределом и тиранией. Этот человек без всяких колебаний воспримет телесные наказания детей, рабский труд рабочих и всяческие издевательства над авторитетами прошлого – а вот недопущение детей в школу, запрет на стачки и цензура вызовут у него вполне предсказуемое негодование. Свобода и возможности в его представлении значительно важнее добра, морали и веры – особенно учитывая тот факт, что последние три пункта имеют свойство меняться в очень широких пределах.

7. Биография

В просторном кабинете, освещенном лишь тусклым огнем камина, царит полумрак: его хозяин давно славился любовью к винтажным элементам. И в час, когда тысячи огней блистающей сетью разрывали в клочья сумрак, медленно опускающийся на Нью-Саммергейт, словно демонстрируя спектакль победы разума над судьбой – он сознательно пропускал этот сумрак в само сердце города, заключенное в пентхаус циклопической башни, возвышающейся над зарывшимися в грязь промышленными районами. Было в этом что-то символичное – но человек, владеющий этой башней, прекрасно осознавал, что никто из  копошащихся внизу муравьев, по недомыслию Доминика принявших человеческий облик, не способен его понять.

Тихий звон колокольчика в вечерней тишине показался чем-то вроде тревожного набата. Немолодой уже человек, стоящий возле огромного окна и наблюдающий сверху на залитый огнями город, медленно повернулся и, прошагав к рабочему столу, потянул за блестящий медью маленький рычаг.
Тяжелая дверь медленно распахнулась. Человек, стоящий на пороге, с поклоном вошел внутрь и приблизился к хозяину, на ходу протягивая увесистую папку с бумагами.
– Ваш приказ выполнен, мистер Корнуолл. Здесь все, что мы знаем про этого... рейнджера. 
– Вы быстро справились, Шерман. – голос Алистера Корнуолла, хозяина кабинета, башни и, по сути, всего города, а по совместительству – пэра от округа Кроссленд, звучал спокойным и даже добрым тоном. Слишком многие совершали ошибку, принимая это за чистую монету. – К сожалению, мне совершенно недосуг внимательно читать каждую страницу личного дела. Расскажите мне о нем. Откуда взялся. Почему именно его вы предлагаете на это задание?
– Да, сэр. Рассказывать, в общем, особенно не о чем. Вернон Картер. Капелианец по нации. В богов не верит. Разведен. Ветеран корпуса пустынных рейнджеров, многократный участник боевых действий на Сельшане. Родился в девятнадцатом году, в Нейвиль-таун. Это, кажется, на севере. Дыра та еще, судя по сводкам. Родители ничего из себя не представляют – мелкие торгаши, с политикой не связаны. Умерли, кажется, пару лет назад во время эпидемии. Братья и сестры, из тех что еще живы… 
– Ближе к делу, Шерман. Меня не интересуют его живые и мертвые родственники.
– Простите, сэр. Так вот, Вернон Картер. С детства ничего особого из себя не представлял, учился так себе. Вместо зубрежки предпочитал в компании с такой же   шпаной отбирать монетки у младших. – докладывающий коротко усмехнулся. – Мерзкий был ребенок, нечего и сказать. Дальше – больше: воровал, хулиганил, регулярно приводился в полицию, получал свой десяток плетей и снова брался за старое.
В конечном счете, ему повезло – если помните, сэр, в тот год как раз начиналась кампания на Сельшане, требовалось много мяса на копья акши... Мальцу в его двадцать три хватило ума прибежать на вербовочный пункт, а там уже и не присматривались особо. Зачислили в колониальную пехоту и отправили за море – а тому этого и надо было.
– Малолетний преступник стал солдатом? И выжил? – трудно сказать, был ли пэр Корнуолл удивлен. Вряд ли, скорее просто констатировал факт.
– Так точно, сэр. Видимо, война с туземцами – самое место для переработки мусора…  Так или иначе, дисциплине там его научили быстро – уж не знаю как, палками ли, или сам дошел, когда жить захотел. Через пару месяцев уверенно ходил в строю, через полгода – умел попадать в цель меньше сарая с двухсот метров. Что самое странное – не получил ни одного замечания с самого прибытия, а с его-то прошлым… наверное, не хотел, чтоб расстреляли за неподчинение, как парочку не головорезов из его же набора. Служил при гарнизоне, патрулировал равнины, ничего интересного. Хорошо стрелял уже тогда – ну, для колониальных войск хорошо, конечно.
В следующий раз о нем вспомнили уже через три года. Биг Вунд Ривер, если помните.
– Это там акши перебили два батальона?
– Именно. Выжило около полутора десятков бойцов. Вы догадываетесь, кто был среди них.
– Этот Картер?
– Именно, сэр. Не просто выжил – каким-то чудом организовал оборону на холме, когда погибли все офицеры. Собственно, там горстка уцелевших и находилась, отстреливаясь от этих дикарей, пока не подошли драгуны. Хорошо отстреливались, надо сказать – трупов местных валялось на их позициях столько, что из них можно было бы построить баррикаду.
– Весьма достойно. Но в целом – ничего особенного.
– Дальше – больше, сэр. После бойни выжившие были награждены Компанией, но только Картер решил остаться на службе. В связи с этим прошел аттестацию и зачислен в пустынные рейнджеры. Вскоре повышен до сержанта, участвовал добровольцем в ответных рейдах, участвует в подготовке стрелков, да много где еще.  После возвращения на материк поступает военную академию, а по ее окончанию отправляется обратно на Сельшан. Там командует постом рейнджеров, участвует в рейдах, готовит бойцов, получает повышения – всем подряд занимается, в общем. По закрытию программы активной колонизации и расформированию корпуса пустынных рейнджеров возвращается на Капелу. Предложение вступить в континентальную армию Кроссленда отклоняет, уходя в почетную отставку в звании майора. Более двух лет  ничем себя не проявляет – а потом возвращается и вкладывает свои сбережения в компанию «Рэндалл и партнеры».
– Охотники за головами?
– Ничего удивительного. Стивен Рэндалл – его давний знакомый, еще по первой экспедиции. Да и куда подастся бывший рейнджер? Ни техническим образованием, ни влиятельной родней Картер не обладает...
– Полагаю, в этой «компании» он занимался не бумажной работой?
– Нет, сэр. Не только, по крайней мере. Бумаги и переговоры с заказчиками – больше за Рэндаллом; наш же рейнджер занимался более приземленными делами. Готовил людей, закупал оружие, поддерживал сеть осведомителей, контролировал группы охотников… Иногда – если целью был кто-то покрупнее беглого бандита, раба или дезертира, или клиент хотел не вернуть сбежавшего, а наоборот, кого-либо никогда больше не видеть – выходил на охоту лично.
– Не скажу, что удивлен. Так как вы его нашли, Шерман?
– Мы вышли на него пять лет назад. К тому времени «Рэндалл и партнеры» имели глупость перейти дорогу влиятельным людям, так что конец был немного предсказуем. Заварушка вышла краткая, но громкая и с десятком летальных исходов.   На их счастье, покойный Рэндалл неоднократно принимал наши заказы – не напрямую, разумеется – и нареканий к работе не было, даже наоборот. Глупо было бы раскидываться такими кадрами, учитывая наши дела… 
– И это приобретение оправдало затраты…
– Абсолютно, сэр. Как вы понимаете, Картер и уцелевшие из его людей были не в том положении, чтобы состоять условия, так что приняли наше предложение считайте что без разговоров. Часть перешла в нашу службу безопасности, часть – на Бравос. Самые способные, включая Картера, занимаются своей прежней деятельностью – но уже на нас. Как вы понимаете, сейчас их обязанности шире, чем частные расследования и охота за наградами, хотя официально эти осколки «Рэндалла и партнеров» занимаются именно этим. «Агентство независимых расследований», ха.
– А что с их конкурентами?
– Мистер Марко оказался… разумным человеком и согласился оставить их в покое. У нас есть общие интересы и было бы глупо ссориться по поводу такой мелочи.
– Полагаю, люди Картера не знают об этих «интересах»?
– Разумеется. Мы все профессионалы.
– Так что же о самом Картере? Почему вы предлагаете именно его?
– Он профессионал. Один из лучших стрелков из всех, что мы имеем – и при этом уже давно официально не числится в войсках, так что отследить его будет… непросто. Он хладнокровен и спокоен. Обладает критическим мышлением. У него нет ни семьи, ни детей, а из имущества – разве что дом и ранчо; нечего терять, в общем-то. Он вполне лоялен, разделяет наши взгляды и еще никогда не подводил нас. К тому же у него определенно талант по работе с людьми весьма… определенного толка. Именно с теми, с которыми связано наше грядущее… дело.
А самое главное – он крепко повязан и прекрасно знает об этом. Мы можем уничтожить его, даже не нажимая на спуск – и об этом он тоже знает. Вы понимаете, насколько это важно для нашего дела, сэр.
– Определенно. Благодарю вас, Шерман. Вы свободны.
– Да, сэр.

…Дверь тихо захлопнулась за удалившемся человеком, вновь погружая сумрачный кабинет в тишину. Алистер Корнуолл стоял перед окном и смотрел на великолепную панораму городских огней, каждый вечер выходящих на смертельный бой с архаичными силами. Так же, как и он сам.
Что-то начиналось.

● Семья персонажа
Родители погибли в ходе недавней эпидемии.
Брат и сестра – живы, в различных территориях. Еще двое братьев мертвы: один погиб под колесами паровоза еще в детстве, другой был убит во время экспедиции на Бравос.
Детей нет. С бывшей женой Вернон расстался бурно и громко, так что никаких контактов до сих пор не поддерживается. Хотя слышал, что та вроде как не то мотается по всей Капеле с новыми хахалями, не то вообще эмигрировала – вот же дура – то ли в Прету, то ли в Чезару.

8. Способности
● Бытовые
Знает и умеет все, что необходимо для выживания в мирное время. И не в мирное. Вернон вообще весьма самодостаточен, так что перечислять все умения, присущие уже не очень молодому холостяку, к тому же большую часть своей жизни проведшего в армии, совершенно бессмысленно. Из менее распространенного – способен ездить верхом и управлять автомобилем. А также – почти профессионально пить и напиваться по крайней мере не так быстро, как изнеженные чезарийцы.

● Науки
А вот здесь все не так радужно. Картера трудно назвать ученым человеком. Нет, он грамотен и умеет писать. И прошел как школьный курс, так и военную академию. И даже знает, помимо родного антийского, еще и майарский язык – говорит на последнем, правда, с заметным акцентом. Вот только к науке это его не сильно приблизило. Знания его касаются более прикладных областей, нежели чего-то теоретического и фундаментального.
Знаком с историей, философией и прочей гуманитаркой – но весьма поверхностно.
Знаком и с математикой, физикой и частично химией – но опять же, на прикладном уровне.
Знает, что делать с раненым в поле, как оказать первую помощь так, чтобы товарищ не истек кровью, и почему нельзя заталкивать вывалившиеся кишки обратно в порванное осколком пузо – но этим все и ограничивается.
Техник из него тоже так себе: скорее слесарь-ремонтник, чем изобретатель.
Пожалуй, более серьезно настроен к военным наукам. Баллистика, тактика пехотных  подразделений, взрывное дело, фортификация и все такое. Профессионал, как-никак.

● Магия

Не владеет от слова «совсем». Курс противодействия магам, впрочем, в академии проходил, и с шаманами акши сталкивался неоднократно – хотя и видел тех чаще в оптику прицела.

● Боевые

Владеет огнестрельным оружием на «отлично». Особенно если вопрос касается меткой стрельбы и специальной винтовки с оптикой: ему довелось бывать как классическим снайпером-одиночкой, так и пехотным стрелком-марксменом, и во всех случаях Предпочитает действовать издалека, превосходно маскируется, еще лучше хладнокровно ждет момента. Впрочем, не испугается и с другим стрелковым оружием, и на средней дистанции.
В ближний бой старается не вступать, а если придется – то и в нем не доходить до рукопашной, а пользоваться все тем же огнестрелом. С ножом управляется не очень, голыми руками – тоже, не лучше чем средний солдат. 
Знаком со взрывным делом и первой медпомощью.
Знает тактику пехотных подразделений и неоднократно применял ее на практике.
Мастер снайперского дела, разведывательно-диверсионных действий.
Способный и инициативный командир пехоты.

9. Имущество
Дом в г. Нью-Саммергейт, округ Кроссленд, конфедерация Либерия.
Ранчо на западе Кроссленда.
Банковский счет, как полагается.
Небольшая компания по охоте за головами под незримым патронажем Алистера Корнуолла.
Коллекция красиво сделанного стрелкового оружия, частично – трофеи.

Спутники
На данный момент – двое «телохранителей»-акши. Хмурые, серокожие и красноглазые  парень и девчонка. Слухи об их настоящей роли и предназначении могут быть самыми разными.

10. Цели персонажа
Много разных планов, главным образом связанных с интересами как себя любимого,  так и протектора о самых хитрых из которых Тея уже в курсе

11. Связь с игроком и откуда узнали о ролевой
Скайп есть у миссис Мортис. Узнал на рпгтопе. Я вообще обо всех ролевых узнаю только оттуда.

12. На случай ухода.
Уходить не планирую. Если запланирую – тогда и видно будет.

0

2

http://savepic.su/5409212.pngДобро пожаловать на Рокбелл!http://savepic.su/5415371.png

А теперь...
Оформите пристанище > Правила оформления пристанища, Форум с пристанищами
Заполните профиль > Заполнение профиля
Отметьтесь в переписи > Перепись населения
Договоритесь о взаимоотношениях с другими > Выяснение отношений
Подберите удобный для себя мастеринг > Выбор мастеринга

Если что...
Аватар подобрать и забронировать внешность можно тут > Заказ аватара + бронь внешности
А тут можно найти соигрока > Поиск соигрока
По всем вопросам вам нужно обращаться сюда > Вопросы/жалобы/предложения

0


Вы здесь » Рокбелл » Архив анкет » The Last Thing You Never See


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC